борису платкевичу - 60 лет

09 лютого 2011

Автор: Антонина Филоненко

Если задуматься о природе человеческой судьбы, можно представить себе, что у каждого есть свой особый набор талантов, предназначенный для особенного свершения. Такой вот Золотой ключик, открывающий лишь одну определенную дверь. Не каждому дано понять свой талант, да и дверь тоже не на виду. Но случается: человек видит перспективу, формирует цель, достигает ее – и становится понятно, что он открыл дверь, за которой с полным правом может сказать «Это – мое.»

Golden key: talents and their usage. The hero of our standing rubric Market history this time is a person who truly created the history of the Ukrainian fire safety market — Borys Platkevych, President-Head of the Board of the Fire and Technogenic Safety Union. The unexpected turns of his life story and the ways in which he used his talents are the subject of our story.

 

Platkevich radaЖизнь Бориса Станиславовича Платкевича вполне можно описать как поиски той самой, правильной двери. Не единожды его судьба могла пойти по-другому и привести его в другое место. Сегодня, подходя к важном жизненному рубежу, Борис Станиславович может оглянуться назад и удивиться: сколько же всего интересного он перепробовал, прежде чем найти свое истинное место и изменить не только свою жизнь, но и целый рынок пожарной безопасности, с которым его жизнь так тесно переплелась. Итак, где нашел свой Золотой ключик Борис Платкевич, ныне Глава наблюдательного совета созданного им предприятия «Алтосан» и Президент-Глава Правления едва ли не самого влиятельного профессионального объединения украинского рынка безопасности – Украинского союза пожарной и техногенной безопасности?

АНТИПОД БУРАТИНО

Всем известно, что главные роли, пусть даже главные роли на детских утренниках, просто так не достаются. Думается, Борису Станиславовичу однажды доверили стать Буратино, потому что он, в отличие от своего хулиганистого персонажа, уже в этом возрасте отличался организованностью и ответственностью. Впрочем, как отмечает сам «актер», такими в то время было большинство его сверстников-четвероклассников: никогда над ними не довлела грозная педагогическая фигура, заставляя собственноручно конструировать костюмы и разучивать роли. 

Буратино со своей первой книжкой поступил крайне безответственно, обменяв ее при первой же возможности на сомнительные развлечения. Борис Станиславович же до сих пор вспоминает книги, подписанные директором школы, которые тогда вручали всем отличившимся вместо грамот и похвальных листов. Кто знает, может быть, именно эти первые награды постепенно заложили основу первого жизненного принципа: либо все делать хорошо, либо не делать вообще. Сказка детская, а вывод – достаточно взрослый.

Еще даже до своих актерских «проб», в возрасте семи лет Борис не на шутку увлекся фотографией. Это сегодняшние фотолюбители жмут на кнопку в режиме «авто», сохраняя свои «шедевры» на практически неограниченном цифровом пространстве. А тогда нужно было рационально распределить свои 12 кадров на действительно стоящие композиции, а после – совершать знакомые многим манипуляции «закрепитель-проявитель-вода» в темных каморках. До сих пор в семье бережно хранятся стопки первых снимков.


Казалось бы, судьба намекает на возможность военной карьеры

В школьные годы довелось Борису Станиславовичу побыть и руководителем секции Прометей», координирующей комсомольскую деятельность, и спортсменом. Однако ни общественной деятельности, ни фотографии, ни спорту не удалось отклонить Бориса Станиславовича от уже наметившегося пути. И даже периодические вылазки в старших классах в кинотеатр за 10 метров от школы (тут уж скорее виноваты броварские градостроители) не лишили его законной серебряной медали.

 

КАК КУПИЛИ ПЛАТКЕВИЧА

Не стоит думать, что судьба проложила для вчерашнего выпускника совсем уж гладкую дорожку. Не сложилось, например, поступление на механический факультет Института пищевых технологий. Ответив на все вопросы в билете и на массу дополнительных, он все же получил самую обидную четверку – за одно нерешенное уравнение, которое после оказалось не под силу даже школьным учителям. Не поступив в группе медалистов, Борис Станиславович недобрал один балл на общих основаниях – в общем, как говорит он сам, «технологии известны.»

Platkevich biograhia

В качестве «промежуточной станции» тогда выступил Броварской завод пластмасс, куда не достигший еще 18-летия Борис был принят учеником. Несмотря на прыжок со школьной парты на химпроизводство, да еще и трехсменное, он совсем не растерялся и вскоре получил третий разряд. А после – получил напоминание о мужском долге перед Родиной: начался призыв и путь от пригородной станции «Ялинка» до самого Хабаровска. Правда, после «Ялинки» был еще и «фильтрационный пункт», на котором начальники частей со всего Союза отбирали, вернее, как это называлось, «покупали» себе будущих солдат. Нашего героя «купил» узел связи Дальневосточного округа, и так началась его служба в ПВО.

 

ТЕМНАЯ ТАЙГА И "ТЕМНАЯ" ПЕЧАТЬ

На этот раз путешествие от одной станции к другой было не фигуральным, а весьма настоящим. 19 суток в общем вагоне, на третьей боковой полке, рядом с трубой обогрева, которая начала раскаливаться после того, как поезд перевалил за Уральский хребет – чем не условия для закалки молодого характера? Хотя настоящая закалка началась по прибытию на Дальний Восток: учебная часть во Владивостоке, освоение телеграфной ЗАС. Ответственность, как и у всех войск связи, была огромной: на надежность узла полагались ракетные войска, штурмовая авиация, перехватчики и штаб округа, коммуникация с которыми требовала «закрывать» 80-90% информации. Причем полагалась эта ответственность на 19-летних парней. С отличием окончив «учебку», Борис Станиславович сначала поработал механиком, потом – старшим механиком, а после стал и начальником смены.

 Не изменяя самому главному, еще с первого класса, принципу – делать все хорошо, либо не делать вообще – Борис Станиславович стал первоклассным специалистом. Причем, в самом прямом смысле: по своей специальности – «буквопечатающая ЗАС» - ему был присвоен первый класс, который был не у всех офицеров. Для этого нужно было не только прекрасно знать техническую часть, нужно было еще и великолепно работать на телеграфном аппарате. И работать нужно было, что называется, «втемную» - не глядя на клавиатуру, десятью пальцами, полагаясь только на память рук, которая, кстати, Бориса Станиславовича не подводит и до сих пор. 

Разумеется, и здесь Борис Станиславович смог отличиться еще раз. Однажды его и без того редкий и короткий солдатский сон был нарушен: вышла из строя аппаратура, и связь просто прервалась. Автобус смог довезти спешащего на помощь Бориса Станиславовича только к подножью сопки: дальше проехать не позволила размытая глинистая почва. 10 километров нужно было прошагать пешком, в одиночку, по темной тайге, где на расстоянии вытянутой руки ничего нельзя было рассмотреть. И хотя, по его признанию, от звуков ночной тайги порой шапка на голове подымалась, он все же смог оперативно прибыть на место, устранить поломку и наладить связь. Наверное поэтому руководство узла связи не слишком колебалось, занося его, одного из немногих, в полковую книгу почета.

Демобилизация вернула Бориса Станиславовича в Киев в 1971 году уже опытным связистом. В украинской столице он поступил работать в Штаб военно-воздушных сил, который тогда по странной иронии судьбы размещался в здании, ныне занимаемом Министерством чрезвычайных ситуаций. И до сих пор Борис Станиславович помнит все входы-выходы, вплоть до узла связи, размещенного внизу. 

Казалось бы, судьба приносит погоны на тарелочке с голубой каемочкой, недвузначно намекая на возможность военной карьеры. Но нет – снова непоколебимый вектор дает о себе знать. Где-то на пути с Дальнего Востока задерживается «допуск» до службы для Бориса Станиславовича – и старший сержант решает временно перейти на Дарницкий телефонный узел. И хотя «временно» растянулось на 17 лет работы в системе Минсвязи, возвращение в здание на ул. Чкалова, теперь Гончара, все же состоялось – через годы, в совершенно другой, всем нам известной роли.

Однако и до этого возвращения нужно было добраться через несколько «промежуточных станций». Параллельно с работой Борис Станиславович заочно получал образование по специальности “Многоканальная электрическая связь”, а после трех лет работы на Дарницком телефонном узле перешел на Подольский телефонный узел.


"НОВОЕ ВРЕМЯ"

Вряд ли нужно объяснять, что система Минсвязи, какой она была в 1971 году, и система, которой она стала в 1989 – понятия очень разные. Тогда в дверь уже вовсю стучалось новое время с его жаждой все перестроить, переделать и изменить. Причем для Бориса Станиславовича "Новое время" приобрело вполне осязаемую форму: именно так назывался кооператив, куда в январе 1989-го он перешел на должность начальника участка. Разумеется, участок нужно было не просто возглавить: его нужно было организовать. И кооперативу это удалось. Установив и отремонтировав АТС на солидном количестве объектов, "Новое время" принялось налаживать связь международного порядка, и в 1990 стало одним из немногих советских предприятий с иностранным (конкретнее, канадским) капиталом. Борис Станиславович к тому времени стал уже его исполнительным директором. Среди достижений СП - один из первых коммерческих серийных (многоканальных) номеров и первое объединенное бюро ремонта телефонов.


Быть главой предприятия и семьи — одинаковые задачи

В международном формате удалось проработать до 1991 года, до всем известных событий, повлекших за собой развал старой системы промышленности. Во времена развала Борис Станиславович решил в пользу созидания – так в 1992 и организовался "Алтосан." Рожденное в январе предприятие продолжило заниматься родной и близкой темой связи, со временем экспериментируя и с другими направлениями.

Здесь нужно отдать должное прозорливости директора "Алтосана": в условиях экономического коллапса, инфляции и гиперинфляции единственным способом не просто остаться на плаву, но и как-то развиваться, была диверсификация. Многие тогда, уподобляясь деревянному сказочному герою, "закапывали" свои вложения в Поле чудес, надеясь вскоре получить от них денежные побеги. Борис Станиславович не закопал ни одной монеты зря.

Вместе с участком по пожарной сигнализации в свое время работал в “Алтосане” цех по перемотке электродвигателей. Было и швейное производство, со своими машинами и раскроем. Для такой переориентации руководителю “Алтосана”, сперва знакомому со швейной терминологией в пределах нитки и иголки, нужно было разобраться и со страшными «зверями» типа оверлока. Конечно, и это у него вышло хорошо: под его началом интересный коллектив создавал интересную продукцию, причем, начинали с детской одежды. Ее реализовывали не только по договорам с универмагами: монтажный участок “Алтосана” обслуживал множество предприятий, где организовывали выездную торговлю. Благодаря такому неожиданному каналу реализации все больше карапузиков могло щеголять в нарядах с лилией — торговой маркой “Алтосана.”

 

ПОЛЕЗНАЯ ГИБКОСТЬ

И все же, что-то помешало Борису Станиславовичу стать кутюрье. Постепенно пришло понимание того, что нужно развивать основное направление, не подчиняющееся веяниям моды — противопожарную автоматику. Стремясь заниматься всем либо серьезно, либо никак, “Алтосан” дошел до того, что в 1996 году ему уже было что выставить на «ПожЭкспо» — первой в длинной череде выставок по пожарной безопасности в послужном списке компании. Именно в этом году появились новые системы пожаротушения, а в 1998 году – и новые приборы. Сертифицированная в сентябре 2000 года первая серия “АЛТО-2000” увенчала труд творческого коллектива, костяк которого работает в “Алтосане” до сих пор. 

3

Борис Станиславович с уверенностью твердит: приборы у него хорошие, и это не просто слова гордого родителя о любимом чаде. Так говорят и заказчики, и пользователи. Да и разве могли бы получиться другие приборы у компании, находящеся под влиянием перфекционизма своего руководителя? В «Алтосане» стремятся не просто создать удобный и надежный прибор, но и застраховать его от различных неожиданностей, например, с питанием и напряжением. По нормам такого требования к приборам нет, но ведь ситуацию с напряжением по всей стране не исправить – поэтому нужно находить решения и подправлять приборы.

Такая своеобразная гибкость – когда техническое решение вполне может «прогнуться» под конкретного заказчика, но при этом устоит против угроз его безопасности – стала отличительной чертой работы компании. Может быть, именно поэтому системы «Алтосана» установлены на многих промышленных предприятиях Восточной Украины, в метрополитенах, множестве торговых и выставочных центров, жилых домов, паркингов, АТС и логистических центров? Часть приборов даже колесит по Украине вдоль и поперек – на электричках «Укрзалізниці.»

Но даже с таким солидным портфелем объектов у Бориса Станиславовича не принято делить заказчиков на больших и маленьких. Если заказчику интересно создать действительно эффективную систему, то «Алтосан» с таким же интересом включится в работу. Конечно, одного интереса часто бывает недостаточно: специфика многих объектов требует еще и большого терпения для принятия неординарных решений. Иногда нужно работать в условиях отсутствия норм – и в любом случае, нужно обосновать концепцию, создать гибкую систему, которая позволила бы ввести творческие решения в рамки норм и правил.

На эту же гибкость работают и два дочерних предприятия «Алтосана» - «Водолей», занимающийся комплектацией и обеспечением деятельности «отца», и «Таптис», созданный для обслуживания систем. Есть и совместное украинско-российское предприятие «Гранит-Саламандра», предоставляющее все для аэрозольного пожаротушения. 

Конечно, до того как патриарх семейства «Алтосан» и его «дочки» обосновались в тихом и спокойном месте на Оболони, пришлось не раз переехать. Начинал свое предприятие Борис Станиславович на Подоле, занимая этаж здания на углу улицы Щекавицкой; после этого были и Бассейная, и улица Горького, переезды складов, швейных цехов... Наверное, испытав на себе поговорку о том, что два переезда по стрессу равны одному пожару, директор окончательно понял, что ничего не заменит собственного здания. Уехав из загруженного центра, в октябре 1998 «Алтосан» стал располагаться на улице Северной. Здесь тишина нарушается лишь изредка – бурной радостью болельщиков на соседнем стадионе «Оболонь.»

 

КЛЮЧ И ДВЕРЬ

В жизни Бориса Станиславовича Платкевича метафору с ключом и дверью вполне можно применить к одной из самых сложных, но и самых интересных страниц – созданию и развитию Украинского союза пожарной и техногенной безопасности. Отточив свое организаторское мастерство, умение достигать компромисса и интуитивную прозорливость (не это ли Золотой ключик?), он возглавил группу единомышленников, желающих сделать рынок пожарной безопасности цивилизованным, прогнозируемым и защищенным.

Борис Станиславович сразу понял: борьба, противостояние – путь в никуда. Еще на первой учредительной конференции он начал убеждать всех: «Нам нечего делить с пожарными! Мы делаем одно дело, разными методами приходя к одной цели — обеспечение пожарной безопасности страны.» Начинать, как до сих пор считает Президент-Глава Правления Союза, нужно всегда с того, что объединяет, бережно относиться к этому хрупкому началу, наблюдать, как постепенно основание из доверия, симпатии и лояльности наполняется идеями, и начинается совместная работа.


Важно, что есть и генераторы идей, и те, кто эти идеи разделяет и внедряет в жизнь

Конечно, путь создания доступен только неравнодушным людям, которые хотят творить историю рынка, помогать своим умом, опытом, действиями и средствами, иногда жертвуя производственным и личным временем. Именно неравнодушные — и бизнесмены, и люди в погонах — создавали и создают нормативные документы, которыми пользуется потом весь рынок, не только Союз. Именно они понимают — вначале нужно что-то дать, и лишь потом можно получить результат.

И Борис Станиславович знает: таких людей в Союзе достаточно. Он считает, что нельзя успех проекта отождествлять с успехом инициатора и руководителя. Важно, что есть и генераторы идей, и те, кто эти идеи поддерживает, разделяет и внедряет в жизнь, реализует их в региональных отделениях. Такой коллективный труд, если он продуман, обязательно принесет успех. И, как считает Борис Станиславович, с такой командой есть все основания в будущем претендовать на саморегулирование с самыми широкими полномочиями. А как уже можно было понять, он не ошибается практически никогда.

Вряд ли ошибается признанный знаток рынка безопасности и о сближении профессиональных объединений. Может быть, сейчас еще трудно сказать, когда начнутся объединительные процессы, но в том, что они будут, сомнения у него нет. Да, федерации и союзы разделяет узкая специализация – но глобальные вопросы у них общие: это и соцзащита, и пенсонная реформа, и налоговые вопросы, и таможенные. 

 

ПРАВИЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ БОРИСА СТАНИСЛАВОВИЧА

На важном жизненном пороге человек волей-неволей резюмирует свой жизненный опыт. Борис Станиславович уверен: если стараться делать добро, то на жизненном пути обязательно повстречаются хорошие, отзывчивые люди. И ему в этом везло с детства: в школьных «домиках» на два-три класса, с печным отоплением, работали настоящие Учителя, которые смогли заложить базу знаний в юные умы. Такие же хорошие сослуживцы и командиры были и в армии, и после нее. Чувство огромной благодарности вызывают у Бориса Станиславовича и все коллеги — и на фирме, и в Союзе. К коллегам по бизнесу он относит не только партнеров, с которыми много лет длится сотрудничество, но и тех, кого другие назвали бы конкурентами.
Отдельную благодарность адресует Борис Станиславович и семье. За 38 лет в браке было пережито многое. Любая семья, считает он – это ломка интересов и традиций, а выживают только те семьи, которые смогут пойти на компромисс. Только на его основе и создается семья, в которой можно вырастить детей и привить им уже собственные традиции, которые они понесут в свои семьи. В семье нужно не только говорить, но и уметь слушать: так происходит взаимное воспитание. Происходит оно и в коллективе: обмен информацией с сотрудниками ведет к каким-то совместным выводам, взаимному становлению, взаимному обогащению опытом. 

Управлять большим предприятием, руководить общественным объединением и быть главой семьи – это, как считает Борис Станиславович, задачи абсолютно одинаковые. Что в «Алтосане» с двумя дочерними компаниями, что в семье с его двумя дочерьми и тремя уже немаленькими внуками, прием один – «надо убеждать.» Ведь если человек берет на себя ответственность за что-то, нужно до последнего искать компромисс. Хотя иногда приходится полагаться на силу справедливо заслуженного авторитета. В семье Бориса Станиславовича обычно в таких случаях говорят «убеждения закончились, пришла диктатура.» Хотя даже перед тем, как сделать все наоборот, глава семьи обязательно выслушает и постарается понять мнение другого. И никогда не нужно бояться пересмотреть свою позицию: это ни в коем случае не роняет авторитет, уверен Борис Станиславович. Не вредит авторитету и умение прощать: оно, все-таки, дано лишь сильным людям. Может быть, именно так ему удается принимать правильные решения – а их правильность доказывает все, что создал в своей жизни Борис Станиславович. 

Таким же правильным решением кажется ему то, что несмотря на массу разных предложений, он остался жить и работать в Украине. Для него Украина - это в первую очередь люди – семья, друзья, сотрудники, это дело, которому он служит, это Киев и Октябрьская больница на Печерске, где он появился на свет. Именно так человек увязывает себя со своей страной, в которой любят его и ценят его вклад.

И на этот счет Борис Станиславович может быть абсолютно спокоен. Свой Золотой ключик он использовал очень рационально, открыв им новую дверь не только для себя, но и для тех, кого он называет страной – для семьи, друзей, сотрудников и коллег. «Жизнь — это конструктор. Чтобы все детали стали на свое место, нужна помощь многих хороших людей. Если каждого благодарить отдельно, не хватит, пожалуй, журнала!», - говорит Борис Станиславович. Когда человек смотрит на жизнь так же открыто, с такой легкостью и оптимизмом — значит, конструкция вышла! 


От редакции «Секьюрити ЮЭй»

Борис Станиславович! Мы никогда за словом в словарь не лезли, но, поверьте, трудно подобрать такие слова, которые бы метко и незатрапезно уявляли всему свету крепость и безбрежность Вашей души, Ваше добротолюбие и чуткость. Поэтому позвольте от имени Ваших друзей, партнеров и единомышленников просто пожелать Вам здоровья на долгие лета и нескончаемого благоденствия! Мы Вас любим и дорожим Вашим доверием! Пусть сбудутся все Ваши оптимистические прогнозы и оправдаются самые смелые надежды!

Добрые слова и пожеланию Борису Станиславовичу через «Секьюрити ЮЭй» просили передать его давние друзья, партнеры и единомышленники, а именно: Олег Бондаренко, КП «Защита», г. Донецк; Антон Белоус, «Сатурн-2000», г. Киев; Владимир Буря, «А+В» Украина»; г. Киев; Ирина Дзюбий, «Центр «Інновации и технологии», г. Хмельницкий; Олег Епишин, «ДЕОС РЕЛИЗ», г. Львов; Павел Иващенко, «Противопожарные технологии», г. Полтава; Евгений Иконников, «Барьер», г. Днепропетровск; Александр Каптур, ПКФ «Марс», г. Одесса; Максим Карась, «Автоматика. Интернет. Связь», г. Запорожье; Олег Корх, СБМП “Прогрес-М”, г. Житомир; Александр Лукьянов, ИСК «Трансэкспо», г. Киев; Наум Мамут, СКБ «Електронмаш”, г. Черновцы; Игорь Мисевич, «Артон», г. Черновцы; Сергей Питайчук, «ЮниТим», г. Киев; Лариса Савицкая, «Флориан-Т», г. Винница; Анатолий Турчин, «Институт «Спецавтоматика», г. Луганск; Василий Фриган, ВКФ «Ерідан», г. Херсон; Сергей Чернышов, «Охран

PDR 1 02