об опыте работы иск «трансэкспо» на объектах евро-2012

15 серпня 2012

По итогам 2011 года ИСК «Трансэкспо» вошла в номинацию журнала Security UA «Антивідкритість року». Как теперь выяснилось, журнал поторопился – у компании, как генерального подрядчика по инженерии объектов Евро-2012, не было умысла что-то скрывать – скорее, просто не было времени отвечать на, кажущиеся тогда праздными, журналистские вопросы. Теперь, когда аврал Чемпионата улетучился, и получены ошеломляюще позитивные оценки УЕФА, генеральный директор компании Александр Лукьянов с легкостью дал Security UA откровенное интервью, рассказав о ранее замалчиваемых нюансах подготовки объектов инфраструктуры Евро-2012.


LukjanovАлександр Лукьянов, генеральный директор ИСК «Трансэкспо»: «К сожалению, на строительном рынке у нас неинформированность, а в рядеслучаев и безграмотность; и некоторые инвесторы этим беззастенчиво пользуются… Системную интеграцию должны осуществлять не специалисты повентиляции и кондиционированию или специалисты по общестрою – этим, в первую очередь, должны заниматься операторы рынка безопасности!»


 

Security UA: Александр Алексеевич, первый и самый важный, волнующий нас вопрос: повлиял ли в положительную сторону факторпроведения Евро-2012 на развитие украинской индустрии безопасности?

Александр Лукьянов: Повлиял, и очень положительно. Впервые на рынке Украины мы, и многие другие компании, столкнулись с необходимостью проектировать и реализовывать проекты не в стандартном украинском режиме, а в абсолютно европейском понимании этого слова, и касалось это всех систем. Впервые были реализованы новейшие, исключительно цифровые решения зарубежных брендов – они их, в хорошем смысле, проталкивали и апробировали, чтобы получить хорошие референции - а нам удалось все эти решения интегрировать. Также впервые, благодаря тому, что европейская футбольная федерация строго отслеживает чистоту лейбла «Стадион УЕФА», на объектах были сконцентрированы усилия западных проектантов, имеющих глубочайший опыт, и нескольких групп западных консультантов, которые были наняты правительством, чтобы минимизировать возможные ошибки в инфраструктуре, в которую входит и безопасность.

Во Львове, например – а именно львовский стадион вызывал особые опасения у организаторов Турнира, - на финишном этапе при подготовке к подписанию протокола о готовности в таких группах участвовало более 40 нанятых УЕФА технических экспертов из Германии, Бельгии, Голландии, Польши. И они фактически выполняли функцию технадзора - проверяли и контролировали ход работ, соответствие технических характеристик и параметров; проводили аудит проектных решений и требовали подтверждения всех режимов - последние полтора месяца перед матчами мы тестировали все системы ежедневно.

 S.UA: Так что же это такое – нормы УЕФА, на которые все ссылались? Как они корреспондируются с европейскими стандартами и вяжутся с украинскими нормами?

А.Л.: Де-факто – это требования, де-юре – рекомендации, так называемый, «green book». Причем, весьма динамичные. Эти рекомендации переиздаются 2 раза в год, и в каждой последующей редакции новые положения добавляются, а старые – ужесточаются. Но при этом «задирание планки» не только детально аргументируется, вплоть до конкретных решений, но и показывается «рубашка» изнутри. Кроме того, предоставляется возможность «пощупать ручками» любую систему на любом объекте - будь то в Германии, Испании, Голландии или Румынии. Ведь каждый стадион имеет свои особенности – по специализации, площади, геометрии, звуку. На НСК, например, к требованиям УЕФА добавились требования Международной федерации легкой атлетики, и это вводило дополнительные требования к пассивным сетям телетрансляции, к свету и звуку, к баннерному полю и т.д.

А ужесточение требований УЕФА касалось и систем пожарной безопасности, и доступа, в т.ч., турникетной части, и видеонаблюдения, вентиляции, кондиционирования и ряда других систем. В УЕФА существует отдельная служба, возглавляемая Марком Тиммером, и спуску она никому не дает.

Во Львове под давлением УЕФА была реализована система раннего обнаружения дефектов строительных конструкций кровли, несущих металлических и железобетонных конструкций. Вы знаете – эта система отслеживает параметры прочности, вибрации и т.п. Так специалисты УЕФА в весьма жесткой форме потребовали реализовать эту дорогостоящую систему на львовском стадионе, хотя на НСК, кстати, эта система, из финансовых соображений, до сих пор не создана.

Служба УЕФА, возглавляемая Марком Тиммером, спуску никому не дает

S.UA: А как сюда вписывались украинские нормы, в частности, противопожарные?

А.Л.: По многим позициям, благодаря тому, что в Украине лет 7-8 назад начали внедряться EN-овские нормы, мы выглядели достойно. Есть, конечно, национальные поправки, но тут мы вместе с западными консультантами решили следующим образом: если украинские нормы жестче, работаем по украинским; если жестче европейские – то по европейским.

Как пример – в Киеве по предложению немецких проектантов была усилена огнезащита на складках трибун путем реализации водовоздушной системы пожаротушения. Инспекция техногенной безопасности это дополнение согласовала, хотя в нормах на этот счет ничего не сказано. Позже это решение было применено и во Львове. В целом, Инспекция «палки в колеса» не только не вставляла, но и, наоборот, чем могла - помогала.

S.UA: По противопожарным дверям и воротам: по нашей информации, на момент передачи НСК «Олимпийский» в управление УЕФА работы по монтажупротивопожарных преград официально не были сданы. Что можете сказать по этому вопросу?

А.Л.: Дверями и воротами, равно как и огнезащитой, мы не занимались. Двери были установлены, а как и что – я не в курсе; это было в компетенции генерального подрядчика.

 S.UA: Не могу не задать вопроса по пожару при открытии НСК и давках возле турникетов на первых двух матчах.

А.Л.: Пожар возник по чьей-то глупости и по стечению обстоятельств. С утра в день открытия шел дождь, а на компрессионном кольце – там же, где были установлены фейерверки - одна немецкая компания монтировала дорогостоящее акустическое и оптическое оборудование. Немцы, дабы защитить свое оборудование, накрыли его пленкой, надеясь до открытия стадиона эту пленку снять. Но в 15 часов наши силовые структуры, ожидая первых лиц, провели «зачистку», заблокировав подъемные механизмы, и никто, соответственно, наверх подняться не смог. Мы – как чувствовали – запаслись огнетушителями, и ими-то представители тех самых силовых структур пожар и потушили. Но большой опасности там не было – до конструкции мембраны было далеко, да и сама мембрана огнестойкая.

По турникетам – изначально имела место ошибка немецких проектантов: не были предусмотрены разделительные барьеры для потоков людей. Плюс стюарды не были должным образом обучены – вместо того, чтобы помогать болельщикам при проходе считывать код, они быстренько ретировались за ограду; хотя, понять их можно – они боялись за свою жизнь. К слову, через несколько дней был матч во Львове, и там эти проблемы уже были решены. Вдобавок, конечно, больше милиции запустили по периметру стадиона.

Чтоб вы понимали, люди от УЕФА молча и беспристрастно все подобные события документируют; может, когда-нибудь это видео где-то и всплывет. Так вот, при давке возле турникетов было замечено, что там организованным образом формировались большие группы болельщиков, которые дружно за 5 минут до начала матча пошли на «штурм», - возможно, чтобы попасть на стадион без билетов. Возможно, они имели и другие мотивы. Так или иначе, но во время матчей Евро проблем с турникетами не было никаких.

 S.UA: Ну, будем считать, что любопытство «желтой прессы» мы удовлетворили. Расскажите, пожалуйста, о фирмах, которые вы брали на субподряд. Как вы ихподбирали, как они справились?

А.Л.: На субподряде у нас было порядка 15 компаний, из них 5 - по системам безопасности. Выбирали просто: а) тех, кто умеет работать; б) кто хочет работать. Были такие, что хотели, но не умели, а были – и наоборот. Все понимали, что с финансированием могут быть перебои. Собственно, так и получилось – большие объемы работ приходилось выполнять за счет своих резервов, месяцами ожидая оплаты. В этой ситуации не могу не сказать самые теплые слова благодарности своим субподрядчикам – руководителям фирм и их коллективам. Во Львове основную тяжесть вынес на себе «ДЕОС РЕЛИЗ» и, в меньшей степени, «Галкомплект»; в Донецке – коллективное предприятие «Защита» которое, в свое время, приобрело неоценимый опыт на «Донбасс-Арене», и «Благос-Инжиниринг»; в Киеве – «Аванкард» и «Новая основа» - последняя фирма была для меня приятным открытием в пожарном сегменте.

Turniketi

S.UA: А что, Вы думаете двигало людьми? Патриотизм, престиж, зарплата?

А.Л.: Давайте опустимся до уровня реальной жизни. У людей был колоссальный моральный стимул - это работа с западными проектантами. Евро-2012 стремительно повысил их профессиональный уровень. Несколько проектантов в нашей компании начали уверенно говорить по-английски на профессиональные темы. Хотя, конечно, мы поменяли подходы в материальном стимулировании, и тех сотрудников, что месяцами не были дома, мы не могли не поощрить.

 S.UA: Что именно, в профессиональном плане, получили Ваши сотрудники, чего другим пока не дано?

А.Л.: Объекты Евро завершены - ну, скажем так, осталась лишь некоторая второстепенная «незавершенка». Начнутся другие проекты, с иностранными инвестициями. Рынок все больше будет сталкиваться с такими терминами и аббревиатурами, как FM Global, VdS, British Standart. Например, строители «подмахнут» контракт, где написано, что все работы должны быть выполнены по FM Global, не зная, что это ведет к увеличению стоимости всех работ на 20-25 %. Такой пункт контракта больно ударит по генподрядчику и, автоматом, - по лицензиату. Так опытный сотрудник сразу поинтересуется – кому мы будем сдавать систему – голландскому, австрийскому или английскому страховому эксперту? А неопытный сделает, как всегда, и потом столкнется с ситуацией, когда его вынудят переделать спринклеры, дескать, не та плотность; или сигнализация не так «обвязана», или сертификатов нет на no-name оборудование, купленное в Одессе на 7-ом километре, а нужен сертификат VdS. И так далее. К сожалению, на строительном рынке у нас неинформированность, а в ряде случаев и безграмотность, и некоторые инвесторы этим беззастенчиво пользуются. Поэтому наши проектанты и инженеры должны идти вровень с европейскими, чтобы не попадать в смешные ситуации.

А еще я бы сказал о системной интеграции. Сегодня недостаточно иметь проектанта, который умеет проектировать спринклерное пожаротушение – это пол-дела, может даже, 30 %. Мы ощутили пагубность того, когда проектант видит только свой «кубик», а дальше ему дела нет. А речь должна идти о взаимоувязке всех систем. А взаимоувязка – это не есть система пожарной диспетчеризации, - это, на самом деле, глубокая системная интеграция. И наши люди такой опыт получили.

Опытный сотрудник сразу поинтересуется: кому будет сдаваться система – голландскому, австрийскому или английскому страховому эксперту?

S.UA: А какой опыт получили Вы, как топ-менеджер?

А.Л.: Для себя убедился в практической важности стандартов ISO. Не секрет, что многие, в том числе, когда-то и я, подходят к системе управления качеством достаточно формально. На таких объектах, как стадионы и аэропорты, без ISO – просто смерть! Бывали случаи, когда на строительной площадке «гуляли» до 15 версий одного и тоже проекта. При интеграции выясняется: сантехники поставили унитаз по одному проекту, трубу вывели по другому проекту, а стены уже забетонировали и плитку положили...

Еще я понял, что системную интеграцию должны осуществлять не специалисты по вентиляции и кондиционированию или специалисты по общестрою – этим, в первую очередь, должны заниматься операторы рынка безопасности. Но их надо этому учить; конечно, не всех – а только тех, кому это действительно интересно.

PDR 1 02