менеджеры проходной и убийство в черновцах

09 грудня 2014

sadiba vnesh Chernovci

– Вот тут два года назад убили человека, - заметил наш проводник, когда по моей просьбе вместе с телевизионной группой из «Нашей версии» мы приехали в загородный ресторан и выбрали себе столик.

Ресторан назывался «Графская усадьба»; он находился за пределами Черновцов в холмистой местности, с одной стороны окруженный лесом, а с другой – уводивший взгляд на местные красоты.

– А что делала охрана? – спросил я машинально, как индустриальный журналист, работающий в сфере охраны и безопасности.

Наш новый знакомый - трудяга городской криминальной хроники - начал увлечённо рассказывать обо всех перипетиях этого, как выяснилось, незаконченного дела. Забегая вперед, скажу, что черновицкое убийство вскрыло несколько явных и неявных городских «болячек», а журналистская братия в своих оценках ситуации разделилась в пропорции 50 на 50.

Итак, 1 апреля 2012 года около полуночи в «Графскую усадьбу» по просьбе своего кредитора, сотрудницы коммерческого банка «Д», приехал Рустам Агаларов, молодой деятельный бизнесмен. На тот момент Рустама слегка подвел его зарубежный партнер, и он был вынужден отдавать долг частями. Насколько я понял, «дама-процентщица» за все время работы с Агаларовым заработала на нём около 120 тыс. долларов, и в данном случае речь шла о возврате остатка долга на гораздо меньшую сумму.

Т.е., Агаларов, видать, и не предполагал, что дама приедет на встречу не одна, а вместе с неработающим мастером спорта по самбо «С» и его приятелем «К».

Было бы опрометчиво думать, что «С», как бывший работник местного рынка, был особо щепетилен в отношениях с людьми. На «дело» он приехал «под градусом» и потребовал от своей жертвы, чтобы та срочно пригласила своих родственников с деньгами, золотишком и документами на право собственности. Мол, иначе всех «порешит». При этом он недвусмысленно показал бизнесмену спрятанный под курткой пистолет, и можно представить, как он деловито «мурчал», требуя срочно вернуть «бабки».

Минут через 40 в усадьбу на такси влетели брат и отец Рустама, и в результате прогнозированной потасовки с использованием различного небоевого оружия «С» получил ранение кухонным ножом, которое оказалось фатальным.

– На видео это всё хорошо видно?

– В том-то и дело, что нет! – журналист приподнялся со стула, как будто хотел восстановить попранную справедливость. – Всего на территории пять видеокамер, а в суде демонстрировалось видео, на котором есть «провалы» по времени и в 7, и в 10 минут.
Video sadiba foto

– И, конечно, не установили, кто сливал это видео с компьютера, и кто его монтировал?

– Там следствие полностью игнорировало имеющуюся в деле распечатку телефонных разговоров и смс-ок, чтобы определить, кто же кого пригласил на место преступления; не проверены показания сторон, не приглашены свидетели, не определены цели и мотивы убийства и прочее. Никого не интересовало и то, почему Рустам Агаларов, которого безбожно избили вымогатели, сам привез раненого спортсмена в больницу? В конце концов, бизнесмена просто «закрыли», и он 20 месяцев провел в следственном изоляторе.

Заходя на территорию усадьбы, я заметил, что у персонала охраны возле шлагбаума нет шевронов охранной фирмы. Вместо них на груди красовалась нашивка «охорона».

Ситуация знакомая, как говорится, до боли. Владельцы объектов, дабы удешевить свою охрану и не связываться с лицензированными охранными фирмами, оформляют в штат необученных «администраторов», «дежурных по залу» и даже «менеджеров проходной». Кто-то их гордо называет «Службой безопасности», не понимая, что у ребят нет процессуальных прав применять ни силу-силушку, ни спецсредства, ни фото-видеотехнику. На выходе из супермаркета они и сумку-то проверить не имеют права.

Трагедия в киевском «Караване» уж точно никого не научила.

В данном случае «охрана» около часа не реагировала на разговоры гостей на повышенных тонах и даже не вмешалась, когда прозвучали выстрелы и пролилась кровь.

Почувши постріли, я пішов дивитися телевізор. Такие показания дал охранник, который в тот вечер был на смене, - заметил наш спутник, добавив, что, если б не пагубное влечение «сторожа» к голубому экрану, убийства могло бы и не произойти.

Координационный совет МВД по взаимодействию органов внутренних дел с охранными предприятиями включает в себя и «службы безопасности субъектов хозяйствования». Но что-то я не припомню, чтобы на этих советах предметно обсуждались проблемы этих самых «служб безопасности». Можно предположить, что верхушке милиции важнее сохранить схему «охранного оброка», которым МВД намертво обложило Украину, чем помогать строить живую систему негосударственной безопасности.

Кстати, по видео. Охранная фирма, будь она на тот момент в усадьбе, была бы обязана в течение одного года хранить полученные видеоматериалы. И, глядишь, тогда бы не пришлось молодому отцу более полутора лет сидеть в тюрьме по недоказанному обвинению.

– А знаете, что самое смешное? – спросил знающий журналист. – То, что руководство «Графской усадьбы» подало гражданский иск на Агаларова. Дескать, после того, как его избили на территории усадьбы, у них упали прибыли!

М-да...

Вообще, в деле Агаларова свою роль, как я понял, сыграло даже не то, что брат и отец подозреваемого покинули Украину, а то, что Рустам – «не свой», он азербайджанец. Да, ему изменена мера пресечения, и сейчас он потихоньку восстанавливает свой бизнес, не на шутку помогает бойцам в зоне АТО, не думая никуда выезжать из Украины. Но вот беда – в Черновцах где-то прижился вирус ксенофобии, который нет-нет, да и проявится то ли в газетной статье, то ли в работе суда и прокуратуры.

По крайней мере, так я понял ситуацию, которую за обедом поведал нам коллега.

Уходя из усадьбы, я попросил коллег из «Нашей версии» заснять «менеджеров проходной» и подумал, как бы в Киеве поднять вопрос, чтобы места с массовым пребыванием людей охранялись не этими случайными людьми, а обученными профессиональными охранниками.

Разве мы не заслуживаем того, чтобы чувствовать себя в безопасности, когда ходим в загородные рестораны?
Ohoronnik

PDR 1 02