19 10 2017

Ukrainian (UA)Russian (CIS)
facebook1twitter1
en

Back Информация к размышлению
Информация к размышлению

Победный май принес украинскому обществу, как минимум, три поражения:

1. Депутаты, стыдливо забыв о Коалиционном соглашении, «проглотили» право будущей полиции охраны обкладывать людей охранным оброком по схемам, отработанным в ГСО при МВД (п.20 ч.1. ст.23 законопроекта № 2822 «Про Национальную полицию»).

2. СБУшники отвоевали свое право карать людей тюрьмой за пользование китайскими радионянями (Закон 1165, изменения в Уголовный кодекс ст. 359 «Незаконное использование СТС негласного получения информации).

3. Президент отказался от услуг граждан по обеспечению ими своей безопасности (принятая Стратегия национальной безопасности исключила пункт о развитии негосударственной системы безопасности).

Что дальше?

Не все граждане еще успели осознать, какой именно Закон приняла ВР по усилению борьбы с коррупцией со стороны гражданского общества (№ 1165), как в этот же день началась кампания по недопущению его подписания Президентом.

Предполагается (ни много, ни мало!), что этот Закон, предоставив обычным гражданам право выступать общественными обвинителями и пользоваться аудио- и видеотехникой для негласного съема информации о коррупционерах, разрушит институциональные основы государства и подорвет правоохранительную систему.

Вспомнилось, сколько звучало аргументов против того, чтобы давать людям допуск к публичной информации. Да что там аргументы?! У власть держащих в ожидании вала информационных запросов была настоящая истерика. И что? Небо на землю не упало, и Закон про доступ до публичной информации понемногу совершенствуется и действует.

С общественными обвинителями будет так же. Но предполагаю, что на этом Законе врастет целая плеяда детективов-общественников, которые будут профессионально заниматься оказанием помощи людям, попавшим в коррупционные тиски.

Хорошо это или плохо? На фоне возможных «перегибов» Украина сделает шаг в сторону практического аутсорсинга полицейских функций. Со временем, я уверен, Закон 1165 будет доработан. Но в целом это – удар под дых полицейскому государству.

Вот это и радует.

Глянцевые фото депутатов в образе бойцов АТО раздражают не на шутку. Уж больно бравада «VIP-моделей» на билбордах контрастирует с выражениями глаз солдат, побывавших в пекле. В сеть просачивается информация о том, как один избранник после фотосессии не мог без помощи пиарщиков слезть с грузовика; как второй, красующийся на экране в образе разведчика АТО, признался, что был в тылу «вечным дежурным по кухне»; как третий, числясь на передке, умудрялся все время пропадать в Киеве в командировках.

Заметьте, что ни один депутат во время АТОшных фотосессий не пострадал…

На днях держал в руках газету «Тернопольская правда». В таблоиде обращала на себя внимание фотография модно экипированного бойца, красовавшегося на щите наружной рекламы. На щите были надписи: «Об’єднання «Самопоміч». Військовослужбовець в зоні АТО. Кандидат від Тернополя. Тарас Пастух».

stor_3__PastukhКоллеги рассказали, что Тарас Пастух (уже пребывая в роли народного депутата) проявил невиданную принципиальность: за опечатку в выходных данных указанной выше газеты законотворец инициировал изъятие всего тиража. При этом в статье про депутата и его политическую силу ничего нового и ахового не сообщалось. Что же тогда подвинуло депутата рискнуть своей политической карьерой, да еще прослыть «врагом прессы»? У меня ответ один – та самая фотография.

Люди, пропустившие через себя войну, рассказывать о ней не будут. О чем рассказывать?! Как на тебя навел двустволку 80-летний дед в тельняшке, но ты успел выстрелить первым? Как вашу группу в Макеевке оцепили киевские строители? Что именно перед казнью крикнула продавщица из Горловки? Или как суровые воины накладывают в штаны при минометном обстреле?

Кто-то сказал, что на войне многие планируют «штабелями крошить сепаров», а, на самом деле, большую часть времени закапываются в землю и думают, где бы пожрать. И подвыпившие бойцы без объективов камер больше похожи на бомжей и мародеров, чем на одухотворенных героев.

Политик Тарас Пастух наверняка знает, как выглядит война. И, если депутат, в самом деле, воевал, то ему никак не может понравиться фотография в газете. Ведь, увидев ее, фронтовые побратимы молчать не станут. Напротив, скажут все, что думают и о самом Пастухе, и обо всех властителях в Украине.

Друзья! Героизировать войну преступно. Война – это бездонная яма с дерьмом и кровью, в которой копаются и пытаются выжить все, кто там оказался.

Война - это обычная грязная мужская работа.

Будет время – будет победа. Украина не может не победить. И грош нам цена, если мы начнем писать мифы о героике войны, уподобившись коммунистам, придумавшим «Великую отечественную». Нет. Мы будем тихо поминать тех, кто оказался лучше и смелее нас, и кто прошел очищение смертью.

А «пастухов» - будем выбирать таких, которые не будут смеяться над нами с билбордов. Разве не так?

Во всем мире тюрьмы выполняют идентичную функцию - это исправительные учреждения, где люди, совершившие уголовные преступления, отбывают срок наказания, и где они ограничены в своих перемещениях и свободе. Большинство тюрем имеют схожие проблемы: нарушение прав человека, контрабанда наркотиков, коррупция и различные финансовые манипуляции.

Безусловно, и внутри данной системы люди обладают законным правом на безопасность и защиту. Это и возможность коммуникации с руководством места содержания, и безопасность по отношению к особо опасным преступникам.

tutma_karikaturaИногда заключенных переводят из тюрьмы в тюрьму. Например, как это происходит на Западе. Перед переводом тюрьма получает уведомление о человеке, его детальный профайл, для него готовится камера, сокамерники, особые условия, если это необходимо. Как это происходит у нас? Приходит человек, а через месяц приходит его дело. И может так случиться, что опасного рецидивиста отправляют в камеру к обычному заключенному. Поэтому возможность эффективно использовать систему и быстро собирать информацию о каждом заключенном имеет решающее значение для надлежащего обращения с заключенными, а также для безопасности тюремного персонала и общества в целом.

Нужно отметить, что в пенитенциарной службе существует такое понятие, как prison intelligence –– это эффективное управление данными об оперативных сотрудниках, заключенных, визитерах, передачах и т.д. Мы можем уверенно утверждать, что правильно налаженная работа с данными обеспечивает безопасность как для заключенных, так и для самих служащих в тюрьмах. Около четверти проектов, которые были реализованы нами в силовых ведомствах, - это проекты автоматизации пенитенциарных служб на базе решения SAS Memex. Этот информационно-аналитический комплекс помогает проводить расследования, поддерживать процессы принятия решений, а также работает с конфиденциальными данными. Так, в одной из европейских стран вся пенитенциарная система - примерно 140 тюрем по всей стране - автоматизирована на SAS Memex.

Доступ к нужной информации

Применение продвинутых аналитических технологий – стандартная практика для служб безопасности в тюрьмах по всему миру. Аналитика способствует более качественному принятию решений, затрагивающих все нюансы взаимодействия с заключенными, начиная от условно-досрочного до временного освобождения, выдачи разрешения на посещение, получения передачи, распределения камер и т.д.

Тем не менее, ввиду отсутствия современных интеграционных систем службам безопасности нужно вручную собирать информацию от своих сотрудников и заключенных. В результате оценка той или иной ситуации происходит зачастую без доступа ко всей имеющейся информации, что может привести к ошибочным суждениям или даже непреднамеренно ввести в заблуждение. Следовательно, возможность использовать систему и быстро собрать информацию о каждом заключенном имеет решающее значение для обеспечения их безопасности и безопасности тюремного персонала.

В случае, когда один заключенный берет своего сокамерника в заложники и предъявляет свои требования к властям, ключевое значение для оперативного реагирования будет иметь возможность быстро получить доступ к профайлам обоих заключенных. Это поможет не только избежать нанесения какого-либо вреда заложнику, но и защитит других заключенных, а также персонал тюрьмы.

Однако соблюдение осторожности касается не только того, что происходит непосредственно в тюрьме, но и взаимодействия с внешними организациями и институтами. Например, когда заключенному понадобилась неотложная медицинская помощь, руководству тюрьмы необходимо удостовериться, что он не симулирует. В этой ситуации возможность быстро получить информацию о заключенном крайне важна для принятия решения о том, что с ним делать. На основании таких данных можно оценить все риски, связанные с его доставкой в больницу, рассчитать сколько сотрудников должны его сопровождать. И сделать это быстро невероятно важно. Ведь заключенный может быть действительно болен и, если его состояние ухудшится из-за задержки в оказании медицинской помощи, его жизнь может оказаться под угрозой. Ключевым тут является нахождение баланса между соблюдением осторожности и заботой о заключенных. Кроме того, это еще и дисциплинирует тюремный персонал относительно обращения с заключенными и фиксации всех происходящих с ними событий: если все процессы автоматизированы и внесены в систему, то невозможно осуществлять различные махинации и искажать факты в угоду той или иной стороне.

Взаимодействие с партнерами

Эффективный обмен информацией с внешними организациями имеет первостепенное значение в поддержании системы управления тюрьмами и в обеспечении безопасности сообщества в целом.

Для этого руководству тюрьмы нужно обмениваться информацией о заключенных с другими тюрьмами и сторонними агентствами. Развитие такого рода отношений также поможет руководству занять более активную позицию в распространении различной информации в соответствующие органы, например, в полицию и в социальные службы, или супервайзерам тех лиц, которые находятся на испытательном сроке.

Наш опыт подсказывает, что для эффективного взаимодействия всех вышеозвученных сторон необходима единая информационно-аналитическая платформа, с помощью которой аналитики, сотрудники тюрем и прочих силовых ведомств могут полностью нивелировать риск появления различных угроз фактически в режиме реального времени. При управлении большим количеством оперативных и аналитических ресурсов интеграционно-аналитическая платформа SAS Memex является инструментом повышения операционной эффективности в области prison intelligence. Доступ к широкому диапазону интегрированных данных и инструментов управления с помощью единого интерфейса значительно повышает эффективность процесса расследования и аналитической работы оперативных сотрудников. Таким образом, у руководства сокращается время, необходимое для контроля и оперативного ознакомления с текущей ситуацией, что зачастую имеет критическое значение. А также отпадает необходимость наращивать штат сотрудников, которые делают то, что сегодня за них может делать платформа SAS Memex.

В итоге руководство тюрем, силовые структуры и правоохранительные организации получают качественно иной инструмент, который помогает аккумулировать всю необходимую информацию в одном месте, сохраняя при этом высокий уровень защиты и разграничения прав доступа.

АвторРуслан Костецкий, директор SAS Украина

Фото с сайта prikolist.biz

У каждого своя оценка результативности Майдана. Для кого-то «пять с плюсом» - это посадка подельников Януковича, для кого-то - новая справедливая страна с комфортными социальными лифтами.

Для меня, как индустриального журналиста рынка безопасности, победа Майдана – это ликвидация двух схем, которые были взращены на отощалых постсоветских просторах.

Med_2

У больного вовсю гниют внутренние органы, а консилиум "врачей" лечит храп

Схема №1 - «Охранный оброк». В начале 90-х МВД Украины из Вневедомственной охраны сделало хозрасчетную кормушку - ГСО. Пара подписей на самом верху - и треть страны обязали заключать договора на охрану с вооруженными бизнесменами в погонах. И, если ты задолжаешь милиции хоть 100 гривен, тобой тут же займутся прокуроры. Так сказать, в интересах государства.

Кстати, объедки с этого «праздника» до сих пор попадают на столы приближенных охранных фирм. Но сейчас не об этом.

Схема №2 – «Гори-гори ясно». С тех же 90-х годов советская система пожарной безопасности, прикрываясь законами физики, превратилась в закрытую кормушку для узкого круга. Пожарные инспектора и нормативщики нацеливались на одно: выуживание денег у строителей, инвесторов и прочих «коммерцов». Дескать, для их же безопасности. На самом деле, система не дает никакой возможности проследить, насколько эффективно ведет себя та или иная система противопожарной защиты в нештатной ситуации. И даже смерть нескольких людей на пожаре не является для этой системы поводом для публичного выяснения причин распространения огня и посадки виновных.

В обеих схемах за эти годы прокрутились десятки миллиардов долларов. Если не сотни.

Что же теперь?

Если вы думаете, что эти схемы растворились вместе с Януковичем – у вас есть шанс пройти тест на революционный романтизм.

Докладываю. Схема №1 примеряет полицейскую одёжку в МВД. В Раде есть законопроект 1692, которым предлагается в рядах полиции создать хозяйственную структуру – полицию охраны. Понятно, что на базе той самой ГСО.

Стоит за этим законопроектом Юрий Луценко. Если покопаться, то наверняка можно найти подпись г-на Луценко под гневным письмом народных избранников, изобличающих коррупционную суть милицейского охранного оброка. Но вы ж понимаете - это было до того, как «терминатор» первый раз побыл министром МВД…

Есть и альтернатива – проект 1692-1. Полиция охраны в нем отсутствует. Авторы, видать, постеснялись, ведь вымученное Коалиционное соглашение напрямую указало на необходимость послать ГСО в прошлое. Но как ее послать, если она такая «заколдованная»?!

Что касается схемы №2, то, помня шорох зарубежных инвестиций, она пытается всплыть под крышей строительного министерства. Впрочем, как и в других лукоморьях власти. Регуляторная служба для легитимизации всплытия определила аж «5-7 человек», чтобы те выработали пути реформирования «пожарки». Как будто мы не помним, чем заканчивались предыдущие попытки дерегуляции в схеме «Гри-гори ясно».

В то же время, раскрашивая старые конструкции под новые обои, власть не может начхать на профессиональное сообщество. Не комильфо. Сейчас вот решила «посоветоваться» с бизнесом по вопросам лицензирования охранной и противопожарной деятельности. Если образно, то у изголовья больного, у которого гниют внутренние органы, чиновники собирают консилиум для лечения храпа.

При этом абсолютно понятно, что ни государство, ни бизнес единолично не смогут выступить регулятором, который устроит конечного потребителя. На минутку представьте, как будет выглядеть, например, отделение банка, если за регулирование возьмутся худшие представители рынка безопасности: на входе охранник с гранатометом, полноростовой турникет с биометрическим считывателем, бронированная дверь с домофоном; внутри – глухая комната без окон, охранник с автоматом, кассирша в бронежилете за толстенным стеклом, десяток видеокамер, два десятка датчиков охранно-пожарной сигнализации, автоматическая система пожаротушения и прочие недешевые «красивости».

Напротив, если доверить сферу безопасности «неподкупным» милиционерам и спасателям (примерно, как сейчас), то охранники превратятся в слепых и шаркающих старичков, бронедверь – в закрашенную металлической краской межкомнатную перегородку, видеокамеры – в муляжи, система пожаротушения – в неработающий металлолом и так далее.

Так что же делать со схемами?

Пару лет назад был выношен закон «Об охранной деятельности». В одном из его проектов фигурировала Отраслевая палата как регулирующий орган, который будет наполовину состоять из чиновников, наполовину – из бизнесменов. Понятно, что генерал-депутаты от МВД поспешили предать это дело забвению.

Так не пора ли вернуться к идее Отраслевой палаты, но уже с позиций сегодняшнего дня?

А представляете, как будет потешно наблюдать за попытками «продавить» старые схемы в новом постмайданном органе?

 Фото с сайта caricatura.ru

По ощущениям, рынок безопасности вызревает.

Верхи не могут брать и диктовать по-старому.

Низы не верят никому.

Профессиональные объединения руки не опускают.

Они, как и весь рынок, обнищали, но думу думают.

Первыми свои мысли оформят охранники и детективы.

19 декабря на своем съезде они по душам поговорили.

6 февраля в Киеве будут ломать голову над концепциями и сметами.

Меня, как индустриального журналиста, пригласили.

Понимают, что не будет прозрачности – не будет веры.

А не будет веры – верхи будут брать и диктовать.

В который раз.

Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнения целесообразность наличия службы экономической безопасности (СЭБ) в организации любого профиля. Как правило, главной задачей этого подразделения является своевременное, быстрое и адекватное реагирование на любые возмущающие воздействия, дестабилизирующие экономическое положение компании. Под возмущающими воздействиями подразумеваются любые угрозы как со стороны внешнего окружения, так и внутренние, наносящие ущерб организации. Другими словами, к службе безопасности чаще всего относятся как к громоздкой, многочисленной структуре, призванной «словить и обезвредить».

comp_oruzhОднако в типовой структуре СЭБ, кроме оперативного подразделения, о задачах которого речь шла выше, есть еще и информационно-аналитический отдел. Одной из задач данной службы является сбор, анализ и хранение необходимой информации, а также прогнозирование возможных событий и оптимизация имеющихся ресурсов, на чем вследствие и базируется работа оперативников. Реализация упомянутых задач позволяет создать и использовать систему раннего оповещения о возможных рисках и угрозах бизнесу. При этом осуществление данного процесса сопряжено с рядом сложностей. Во-первых, данные зачастую разрознены и поступают из разных источников и в разных форматах, к тому же их качество может быть низким. Во-вторых, сегодня количество информации растет в геометрической прогрессии и обрабатывать, хранить и использовать ее с максимальным эффектом для компании вручную очень непросто. Это приводит к возникновению потребности в увеличении численности персонала, что очень сложно обосновать в кризис, когда все наоборот стремятся сокращать свои операционные расходы.

На мой взгляд, служба безопасности должна иметь немногочисленный костяк грамотных, высококлассных специалистов, осуществляющих деятельность, основанную на непрерывном мониторинге и анализе работы всех подразделений организации, а также на мониторинге и анализе внешних воздействий. А для повышения эффективности работы СЭБ необходимо автоматизировать все рабочие процессы в подразделении, переведя их на единую аналитическую платформу. По аналогии с деревянными счетами, которые более 500 лет использовались для проведения подсчетов, пока на смену им не пришли электронные калькуляторы, компьютер смог сделать это за 40 лет. Так и инструментарий для служб безопасности сегодня полностью переходит в автоматические системы, уходя от бумажного документооборота, использования сегрегаторов, шила и ниток. Это позволяет не только сэкономить временные и человеческие ресурсы, но и существенно повысить качество работы всего подразделения. Особенно это актуально для финансовых организаций и госсектора, где даже малейшая утечка информации может привести к серьезным финансовым потерям или угрозе национальной безопасности государства.

Какие задачи поможет решить интеграция данных на одной аналитической платформе? Многолетний опыт и наработки SAS по всему миру свидетельствуют о том, что в сервисно-ориентированной среде, которая управляет большим количеством оперативных и аналитических ресурсов, аналитическая платформа SAS Memex выступает действенным инструментом повышения эффективности. Это возможно благодаря следующим операциям:

  1. Консолидации доступа к многим источникам.
  2. Предоставлению доступа к данным, которые ранее были недоступны из-за технических ограничений.
  3. Использованию набора интегрированных модулей, которые реализуются на единой платформе и применяются для управления и предоставления отчетности о разнообразной деятельности организации (уведомления о подозрительных действиях, управление историческими данными и т.д.).
  4. Возможности проведения сквозного поиска по всем доступным данным и вложениям.

Доступ к этому широкому диапазону данных с помощью единого интерфейса значительно повышает эффективность аналитической работы. Это дает возможность различным подразделениям работать совместно на единой платформе с соответствующим распределением прав и ролей. Консолидация данных и модулей, которые поддерживают различные операционные и аналитические команды на единой платформе, позволяет руководителям увеличивать наглядность в деятельности организации. При использовании в оперативной работе подобного аналитического продукта, который фактически является частью системы поддержки принятия решений, руководство может сократить время, необходимое для контроля и оперативного ознакомления с текущей ситуацией, что иногда имеет критическое значение. А также отпадает необходимость наращивать штат сотрудников, которые делают то, что сегодня за них уже умеет делать аналитическая платформа.

Автоматизация работы СЭБ также необходима для поддержки полного жизненного цикла управления расследованиями, при этом сотрудники подразделения могут проводить перекрестный поиск и анализ по всей существующей информации в системе, имея в своем распоряжении современные интеллектуальные средства отображения (визуальная аналитика).

Также стоит обратить внимание и на то, что большинство существующих сегодня механизмов обеспечения безопасности в плоскости ИТ – это традиционные системы первичного учета оперативных данных, которые устарели и уже не справляются со стоящими перед ними задачами. Современные решения предоставляют более высокий уровень безопасности, а также разноуровневые контроли доступа. Благодаря платформе SAS Memex подразделения, которые работают под прикрытием, получают инструментарий, обеспечивающий целостность и конфиденциальность данных с полным контролем доступа и документированием всех попыток получения тех или иных сведений.

Парадокс состоит в том, что многие компании на этапе выбора поставщика или разработчика не могут соотнести величину потерь с тем, какой путь развития СЭБ им выбрать. Можно заняться этим самостоятельно, своими силами, обратиться к небольшой компании или приобрести проверенный аналитический продукт у крупного вендора. Именно последнее и обходится дешевле всего в перспективе, так как работа наемных ИТ-специалистов сегодня недешева, небольшая компания может разориться или продать информацию конкурентам, в то время как крупный международный разработчик дорожит своей репутацией и имеет за спиной опыт более сотни успешных внедрений того или иного продукта.

Напоследок хотелось бы добавить, что мировой тренд сегодня – это предотвращение преступлений до момента их совершения. К сожалению, постсоветская система мониторинга и отчетности все еще носит реакционный характер, и должна перенимать мировой опыт предотвращения преступлений с использованием аналитических инструментов. Аналитика даст возможность СЭБ быстро оценить свои данные, источники и накопленный опыт, и определить, где лучше применить те или иные ресурсы. Таким образом, вы всегда будете на шаг впереди – конкурентов, мошенников, недобросовестных сотрудников и т.д. Также крайне важно понимать, что это не только инструмент сохранения бизнеса, но и возможность его капитализации со временем, что особенно актуально для собственника компании. Автоматизированная система СЭБ – это возможность для него понимать угрозы самостоятельно, и влиять на принятие решений, будучи полноценным участником процесса, а не на основании полученных отчетов наемных менеджеров.

АвторРуслан Костецкий, директор SAS Украина

Фото с сайта joyreactor.cc

Есть в Украине такой себе рынок охраны, на котором «прописалось» более 4 тысяч фирм. Из них 68 считают себя организованной частью рынка, объединившись в профильную Федерацию профессионалов безопасности (УФПБ).

19 декабря в Киеве члены Федерации провели свой очередной съезд. О чем подумалось, когда улеглись отчетно-выборные страсти?

prezidium_ufpb_medА вспомнился автор одного поста в Фейсбуке (простите, запамятовал, кто именно), который на примере начала Первой мировой войны доказывал, что если войска (читай – люди) мобилизуются, то военные действия (читай – реформы) обязательно начнутся.

Участники рынка охраны на съезде явили несколько примеров своей мобилизации.

Например, перешагнули через старые обиды и выбрали себе в президенты Сергея Сидоренко, генерала МВД и бывшего начальника Департамента Государственной службы охраны. Новый глава Федерации с порога жестко заклеймил МВД как рыночного регулятора с коррупционным «душком» и подтвердил курс организации на саморегулирование, обозначенный еще его предшественником Сергеем Шабовтой.

В то же время руководитель компании «Явир-2000» Евгений Лихожон однозначно дал понять о начале новой эры в развитии рынка, связанной с нетерпимостью к разворовыванию миллионных (если не миллиардных) средств на тендерах государственных структур и компаний. Увы, не секрет, что некоторые чиновники настолько «душевно» спелись с охранными фирмами, что последние после заключения договоров на охрану даже постов своих не выставляют. Зато исправно платят по своим «откатным» обязательствам. Бизнесмен даже пример привел – как ПАО «Укргазвидобування» сейчас пытается урвать 20,6 млн. грн., «нахимиченных» на тендере 9.12.2014 г.; дескать, эти борцы за денежные знаки настолько расхрабрились, что победителями назначают фирмы, которым не писаны квалификационные требования.

В общем, с подачи «Явира», нетерпимость к криминальным схемам уже начала выплескиваться в журналистских расследованиях и заявлениях в прокуратуру. Конечно, вскорости это приведет к уменьшению количества охранных фирм и фирмочек, но вряд ли сам рынок потеряет в качестве.

Так достаточно ли этих примеров, чтобы заявить о полной мобилизации рынка на реформирование охранного сектора?

Думается, нет. Хотелось бы еще увидеть, как пройдет всеукраинский съезд операторов рынка охраны, которым давно бредят здоровые силы, и чем обернутся общественные инициативы по вооружению групп мобильного реагирования и всего населения. Да и кого посадят за возможные махинации с охранными миллионами в ПАО «Укргазвидобування». Ведь как бы ни пытались 68 фирм-членов УФПБ провернуть маховик реформ, у них это не получится, пока с другой стороны стоит мощный бастион из нечистых на руку милиционеров, судей и прокуроров. Скажете, это не так?

Мои мысли по тематике «Шариковы, олигархи и Шабовта», изложенные в формате блога, незамеченными не остались. Но, как выяснилось, большинство участников рынка волнуют не судьба отдельно взятого лидера и даже не перспективы 20-летней общественной структуры. Им хочется найти подтверждение своим прогнозам по развитию охранного рынка, чтобы, наконец, успокоиться и созидать.

Раз уж за 15 лет я заработал привилегию писать то, что думаю и не быть за это оплеванным, накидаю нехитрые тезисы на ближайшие 2-3 года.

1ribi1. Развитие рынка охраны будет происходить «нога в ногу» с перезагрузкой государства. Понятно, что если этой перезагрузки не произойдет, то не будет и самой необходимости что-то развивать. Призрак «полного фактеца» вынудит реформы состояться. На 100 % !!

2. МВД уйдет из охранного бизнеса; о ГСО скоро будут вспоминать как о рудиментарной шутке эволюции.

3. Контроль над УФПБ возьмут те несколько фирм, которые сейчас охватывают более половины охранного рынка, неохваченного МВД; Федерация будет для них пассивным инструментом для легитимации здоровых (и не очень) бизнес-аппетитов.

4. На рынке могут появиться новые профессиональные общественные формирования, готовые попробовать формат саморегулирования – т.е., работать по общим стандартам и, возможно, по скоординированным маркетинговым программам. С наибольшей вероятностью возникнет содружество фирм с годовым оборотом около 100 млн. грн., которые, объединившись в саморегулируемую организацию, через 2-3 года составят конкуренцию сегодняшним «крупнякам» и заставят считаться с собой государственного регулятора.

5. Будет создан профсоюз охранников; среди ярких сотрудников охраны, прошедших Майдан и АТО, появятся лидеры, способные отстаивать права своих коллег перед работодателями.

Это кратко, если не учитывать технологические факторы. О них позже.

Признаюсь, хотел сойти за умного, не ввязываясь в конфликт, который рванул в УФПБ. Даже когда узнал, что президентом общественной структуры хотят нарядить бывшего генерала ГСО, не прошедшего люстрацию. Даже потом, когда меня пыталась обсморкать в Интернете анонимная «проффессура». Но, когда появились «шариковы» с призывами изогнать «олигархов от охранного бизнеса», простите, не утерпел.

ufpb_ludiМодераторы конфликта строят свою сюжетную линию вокруг президента Федерации Сергея Шабовты. Отстраняясь от дружеских симпатий, которые я питаю к Сергею Борисовичу, скажу, что конфликт выглядит надуманным!

Судите сами: есть общественная организация, некоторые члены которой недовольны работой своего фронтмена. Ну, не устраивает чинуша на выборной должности - так выберите другого; если бедолага совершил преступление – отдайте его под суд; если ведет себя неучтиво и подло – вызовите на дуэль (образно, конечно).

Но зачем так откровенно не верить в житейскую мудрость своих коллег-членов организации? Неужели им не под силу вынести взвешенный приговор Совету и президенту?

Не лучше ли отложить в сторону коробки с попкорном, на которых нарисован логотип УФПБ? Должны же быть истинные причины конфликта. Их не может не быть.

Например, расслоение рынка. За 20 лет кто-то обзавелся филиалами своей фирмы, яхтами и спортивными автомобилями, а кто-то доработался до офиса в собственной квартире с неисправным принтером. Уравнять этих людей, конечно, можно. Но даже если их всех посадить в «общепит», то те, кто распробовали элитный виски, все равно будут разливать его под столом на зависть остальным.

Понятно, что у этих «остальных», которых тот же Шабовта публично называет не иначе, как «мусор откровенный», возникает желание «предать анафеме кровопийц-олигархов». Что, собственно, и наблюдаем.

И как вы представляете всех этих людей в одной Федерации?!

Теперь ликвидация ГСО. Многие годы участники рынка на Госслужбу охраны плевали и молились, надеясь постоять около ее коррупционных схем. Когда стало понятно, что этот хромой колосс вот-вот упадет, появилась тьма желающих «грабануть награбленное». Не понимая даже, что безопаснее постоять в стороне, дабы не попасть под обломки неправедного богатства.

А теперь подумайте: разве тот, кто просчитывает последствия краха системы государственного охранного оброка, не захочет иметь зонтик, прикрывающий его от этих самых обломков? И не увидит ли он панацею в контроле над самой известной профильной общественной организацией?

Вот где стоит поискать настоящие причины конфликта. И не удивляйтесь, если часть из них обнаружится в нежелании и неспособности 80 % участников рынка вести честный, законопослушный охранный бизнес в рыночной системе координат и в условиях цивилизованного взаимодействия с государственной правоохранительной системой.

Тогда вы спросите себя - а при чем здесь Шабовта?!

Фото с сайта www.dap.dp.ua

Страница 5 из 45