26 06 2017

Ukrainian (UA)Russian (CIS)
facebook1twitter1
en

Back Информбюро "Секьюрити ЮЭй" Люди ДОБРО ВОЗВРАЩАЕТСЯ: журналистская зарисовка об Олеге Моисеевиче Бондаренко

05.09.2011 11:45

ДОБРО ВОЗВРАЩАЕТСЯ: журналистская зарисовка об Олеге Моисеевиче Бондаренко

Оценить
(9 голоса)

1 июля: Донецк, летняя площадка ресторана, богатый стол человек на сорок; во главе стола – седовласый зрелый мужчина в темных очках, в улыбке которого таится учительская мудрость и доброта. Со стороны и не угадаешь, кто они, сидящие за столом, – то ли оперившиеся воспитанники одной школы, приехавшие поздравить любимого наставника, то ли кровные родственники, разнежившиеся в благожелательной семейной атмосфере…

На самом деле, в ресторане собрался инженерно-технический персонал коллективного предприятия «Защита». А повод для посиделок был более чем безупречный – Олегу Моисеевичу Бондаренко, стоящему у руля предприятия уже более двух десятилетий, в тот день исполнилось 65 лет. Мне, как журналисту, приглашенному на праздник, бередил душу вопрос: какой жизненный путь надо пройти человеку, каких надо встретить хороших и скверных людей, чтобы суметь создать такой коллектив, в котором все замешано на духе семейственности, взаимном уважении и ответственности? Улучив момент, я разговорил юбиляра и многое разузнал о его детстве и юности. И, мне кажется, я нашел главную зацепку: Олега Моисеевича с измальства  приучили творить добро, принимать самостоятельные решения ну и, конечно, сполна расхлебывать последствия.

 

В детской памяти

«Я родился проездом в Одессе», - улыбается Олег Моисеевич. Его маму, Марию Федоровну, тогда, в послевоенном 46-м, сняли с поезда и определили в ближайший роддом – схватки начались не ко времени. Отец Моисей Григорьевич, пройдя всю войну на «передке» в органах военной контрразведки, в то время возглавлял в Донецке отдел по борьбе с бандитизмом.

detstvo

Друзья отца потом рассказывали, что авторитет у сорокалетнего Моисея Бондаренко в бандитской среде был будь здоров! – он мог позволить себе на «малины» ходить без оружия, и без криков и ругани «разрулировать» разные околокриминальные ситуации.

Так случилось, что Моисей Григорьевич  не вкусил радости отцовства – его откомандировали под Ровно, где он погиб от пули инакомыслящих украинцев спустя всего полтора месяца после рождения сына.

Послевоенный уклад был непростым, и несколько семей по линии матери вгнездились  в дом, построенный еще дедом Федором Романовичем – старожилом донецкой Юзовки. В 20-х годах Федор Романович овдовел, имея на руках 8 душ детей – старшему сыну было 15, а младшей донюшке – 1,5 месяца.  В 50-х дедов дом уже вмещал 5 семей – 10 взрослых и 10 детей, и в этой детской кутерьме каждый старался подарить друг дружке частичку мира и любви.

Олег Моисеевич особенно тепло вспоминает тетю Валю, выпускницу ленинградского литературного института, которая, умирая с голоду, работала санитаркой в блокадном городе; и дядю Лаврентия, кавалериста, которому под Барановичами разрывная немецкая пуля раздробила ногу – от гангрены его спас лишь конь, три дня зализывавший раны своего хозяина (позже, подлечившись, Лаврентий Федорович снова уйдет на фронт вместе с войсками, освободившими Донецк).

Фронтовая героика дополнялась рассказами друзей отца, не забывавшими семью своего  побратима. Они же преподали урок настоящей мужской дружбы  – ежемесячно в течение 10 лет после рождения Олега Мария Федоровна получала денежные переводы, где в графе «Отправитель» выразительно значилось: «От друзей отца».

Отца малышу заменил дядя Алексей, брат матери. Тоже фронтовик, которого донимали полученные раны, Алексей Федорович был непререкаемым авторитетом и для своих детей, и для Олега. Относился он ко всем ровно – любил, жалел, но спуску не давал.

И приучал старших заботиться о младших - маленькому Олежке запомнилось, как дядя, принося кулек конфет, требовал, чтобы свою долю «подушечек» сначала получали младшие, а уж за ними те, кто постарше.

Мама принимала сыновний выбор, словно это был выбор ее рано потерянного мужа

В детскую память герою повествования еще запал случай, когда в соседнем дворе обчистили голубятню, и под подозрением оказался и он сам. Тогда дядя взял  топор и со всего маху рубанул надвое полено: «Видишь, сынок, будешь воровать - оттяпаю твою дрянную ручонку!» Вот так – на всю жизнь - дядя «оттяпал» у племянника охоту к легкой и неправедной наживе.

parents


Моисей Григорьевич и Мария Федоровна - такими их увидел маленький Олежка при рождении
Но все-таки главным человеком для Олега Моисеевича всегда была МАМА – в память о ней он и поднимает свой первый тост. Мария Федоровна истово любила сына, поощряла все его увлечения – и народными танцами, и музыкой, и футболом, и боксом, но при этом давала свободу и принимала сыновний выбор, словно это был выбор ее рано потерянного мужа.

«Олег не был маменьким сыночком, хоть и рос без отца, «мазу» вместе с нами держал», - не без гордости поведал мне в Донецке один из одноклассников Олега Моисеевича, зная, что я готовлю журналистскую зарисовку о юбиляре. – «А что - разное бывало. И в кино с уроков сбегали, и «стенка на стенку» ходили, и на рынке мазурничали - в самом деле, зачем тратить мамины 2 рубля на продукты, если мороженное стоит 70 копеек?».

 

Первые трудодни

В 9-ом классе жизнь Олега круто изменилась –  довелось ему вступиться за незнакомого паренька и слегка наподдать драчливому недорослю, который оказался роднёй начальнику районо. Директор школы был вынужден поставить юного заступника перед выбором – или извиняйся, или - вон из школы! Когда Олег рассказал о случившемся маме, та его лишь похвалила и спросила: «Ну, что ты решил? Будешь извиняться?» «Нет, конечно, я же не виноват, мама!» - ощетинился юноша и ушел из школы с волчьим билетом.

Подделав свидетельство о рождении (на то время ему еще не было шестнадцати), Олег получил паспорт и стал осваивать рабочие профессии. Был и слесарем, и монтажником, и горнорабочим очистного забоя. Попутно  окончил вечернюю школу и металлургический техникум. Потом, без отрыва от производства,  был Донецкий национальный университет, явившийся пропуском к руководящей работе сначала в приборостроении, а позже - в строительстве.

Карьера молодого руководителя круто шла в гору – служебные кабинеты украшались грамотами, вымпелами и другими знаками социалистического признания. Мама тогда еще была жива и не могла нарадоваться на сына. «Делай, сынок, людям добро, оно всегда к тебе вернется», - говаривала Мария Федоровна, – «А чтобы  поганить людям жизнь, много ума не надо…».

Кстати, уже будучи замдиректора электрометаллургического техникума по строительству, Олег Моисеевич случайно встретился со своим директором школы.  Тот отцвел, осунулся и стал более совестливым: «Ты извини, Олег, я был не прав. Но ведь, с другой стороны, - если бы тебя тогда не выгнали, то, может, ты и не стал бы тем, кем стал сейчас?!»

Как бы там ни было, Олег Моисеевич – и это видно – зла ни на кого не держит. Ведь школа подарила ему друзей, с которыми он и сейчас, спустя 50 лет после «изгнания», поддерживает самые близкие отношения.

Вообще, Олег Моисеевич умеет дружить, и потому-то в первые числа июля без устали пел его мобильный телефон, и поэтому в его честь  щедро благоухали донецкие розы.

kollaje_12_1kollaj_2_2

 

Противопожарная тематика

В 33 года Олег Моисеевич по приглашению и рекомендации Александра Федоровича Скнаря, который его знал еще слесарем, был назначен заместителем СМНУ ППА знаменитой «Укрспецавтоматики». Александр Федорович, если так можно выразиться, поставил заключительный мазок в становлении Олега Моисеевича как управленца. За 11 лет совместной работы тандем Скнарь-Бондаренко выковал такую структуру, которая (единственная в Украине из всех управлений «Укрспецавтоматики») после распада Союза не распродалась по частям, а сохранила кадры и традиции. Отказавшись от акционирования и предпочтя форму коллективного предприятия, сотоварищи, знавшие толк в начальниках, стали выбирать руководителя учрежденной «Защиты».

Александра Федоровича, который бы прошел на ура, к тому времени уже не было в живых, и кандидатура Бондаренко не была безальтернативной.  «Помнишь, за столом сидел такой хохмач и весельчак, Николай Якушев? – спросил меня Олег Моисеевич по пути в гостиницу, - Так вот он тогда очень жестко против меня выступал. А когда меня все-таки выбрали, то наутро Николай  пришел с вопросом -  мол, уходить ему или как? Я его заверил – будешь работать, все будет в порядке!  Сейчас он – заместитель главного инженера, и, кстати,  немало сил положил на «Донбасс-Арену».

Мы как раз проезжали жемчужину Донецка, за работу на которой Олег Моисеевич, к слову, получил звание Заслуженного строителя Украины. В ночное время стадион купается в инопланетной феерии света, и жизнь в его чаше не стихает до самого утра. Беззаботно  отдыхающие люди не знают, да и не должны знать, что на этом объекте смонтировано около 8 тысяч пожарных извещателей, 7,5 тысяч спринклеров, 50 километров пожарного водопровода. Победителей не судят – кто сейчас вспомнит, что оригинальный проект стадиона в ходе строительства менялся 7 раз, и каждая такая корректировка в разы добавляла головной боли и проектировщикам, и монтажникам, и руководству. Как-то приехав на «Защиту» в разгар строительных работ, я запечатлел в памяти переполненную пепельницу с окурками на столе Виктора Удовиченко - главного инженера предприятия (друга и правой руки Олега Моисеевича), и то, как Виктор Семенович при любом упоминании слова «турки» пускал в оборот крепкое словцо…

 

Эпизоды

Поселившись в гостинице, я стал прокручивать в памяти эпизоды общения с Олегом Моисеевичем. Мы знакомы уже 7 лет – сидели за одним столом в Правлении УСВППП (в Союзе Олег Моисеевич является первым вице-президентом), колесили в деловой поездке по Англии, отдыхали на море. Но такого откровенного разговора, как в день его 65-летия, как-то не получалось. Теперь я по-новому увидел этого человека и нашел объяснение многим его поступкам.

Июнь 2004 г., Киев, учредительный съезд УСВППП.

Мне вместе с Валерием Ивановичем Приймаченко поручено вести мероприятие. Сразу после открытия съезда группа Анатолия Пушкаря, в которой был и Олег Моисеевич, занимает президиум и главный микрофон. Борьба за булаву? Нет. Это открытый протест против несправедливых коррупционных схем, вороватых чиновников и беззащитности лицензиатов.

Октябрь 2007 г., Ялта, конференция УСВППП.

Олег Моисеевич нещадно критикует братьев по цеху, занимающихся демпингом. Желание заработать кучу денег? Нет. Это стремление платить своему коллективу достойную зарплату и обеспечивать высокое качество противопожарных работ.

Июнь 2010 г., Киев, съезд УСВППП.

КП «Защита» передает президенту-председателю Правления Союза Борису Станиславовичу Платкевичу официальное письмо, в котором изобличает другую компанию-члена УСВППП в некачественном выполнении работ и недобросовестной конкуренции. Расправа с конкурентом? Нет. Это реальная попытка запустить механизмы саморегулирования рынка, выработать такой внутренний иммунитет профессионального сообщества, который бы отторгал недоброкачественные фирмы.

Между прочим, ситуация с письмом разрешилась любопытным образом. Глава Союза предложил процедуру, по которой авторитетные эксперты должны были выехать с проверкой и на объекты «Защиты», и на объекты конкурента. При этом результаты работы такой общественной комиссии должны были быть в полном объеме опубликованы на сайте организации и в журнале Security UA.

Это открытый протест против вороватых чиновников и беззащитности лицензиатов

Конфликтующие стороны процедуру одобрили и согласовали дату проверки; КП «Защита» заказала и оплатила гостиничные номера. Однако, когда эксперты из Киева, Львова и Днепропетровска уже выехали в Донецк, оппонент внезапно отказался являть комиссии свои объекты, не найдя вразумительного объяснения.

 

По заданию партии

bond_small_123Люди с обостренным чувством справедливости и желанием посвятить себя служению обществу легко оказываются в политических партиях и движениях. Такой и Олег Моисеевич. Пристанищем для него стала Партия регионов, в которую он вступил в марте 2001 года.  Своим убеждениям он не изменил и после досадного поражения партии на выборах 2004 года, продолжая возглавлять районную ячейку и бороться за свои идеалы как член политсовета городской организации Партии регионов и депутат Донецкого горсовета.

На президентских выборах 2009 года Олег Моисеевич выложился на полную и был морально вознагражден. Но сейчас вынужден признать, что «покращення життя вже сьогодні» не наступило. «Ты знаешь, Саша, а я все равно верю нашему Президенту, - сказал он мне, когда разговор зашел о политике. – Но сколько вокруг него разных негодяев, которые гребут только под себя! Ты бы знал - как трудно от них очиститься!»

Смеясь, Олег Моисеевич рассказал мне об особенностях рыночных баталий в Донецком регионе, носящих политический подтекст. Оказывается, кто-то распространил информацию, что во время выборов «этот гад Бондаренко», якобы, работал на конкурентов. Я был свидетелем, когда Олег Моисеевич сообщил об этом своему партийному руководителю. В реакции последнего удивление граничило с возмущением: «Слушай, это значит, что и я работал на конкурентов?!!»

На подобные и прочие оговоры у Олега Моисеевича есть дедова поговорка: «Не ела душа чеснока - вонять не будет!»

 

Донецкая интрига и пенсия

…Посреди юбилейного застолья Олег Моисеевич неожиданно объявил: «Друзья, я понимаю, что не вечен, что впереди меня ждет пенсия. Мой преемник сидит с нами, за этим столом. Но пока я не знаю, кто именно».

finish_1459На протяжении последних лет десяти руководство «Защиты» целенаправленно делало ставку на молодежь – лучших отбирали в ВУЗах, стажировали, финансировали дальнейшее обучение. Сейчас средний возраст сотрудников – около 32 лет. Среди них есть и такие, которых Олег Моисеевич считает перспективными руководителями.

Например, Михаил Пахниц, который пришел на фирму студентом, и сейчас, в свои 25, уже возглавляет производственный отдел; или Евгений Рябцев, 31-летний начальник участка, которого на фирму после института «сосватал» родной отец, работаюший на «Защите» мастером.  Преемником может стать и Александр Закревский, и Федор Руденко – последний, кстати, еще студентом проходил на «Защите» практику и, призываясь в армию (уже будучи штатным сотрудником), оставил в отделе кадров не совсем обычное заявление: «Прошу меня уволить в связи с призывом на срочную воинскую службу с  последующим принятием на работу».

Но понятно, что у ребят нет шансов стать руководителями «Защиты», если они не смогут впитать в себя дух семейственности этого предприятия, если не будут готовы заботиться и опекать сотрудников, как родных детей. Собственно, так, как это делает их теперешний шеф.

История любовных отношений этой блистательной пары заслуживает отдельного романа

Хотя, разговоры о пенсии, как говорится, могут быть сильно преувеличенными: Олег Моисеевич находится в отменной физической форме и выглядит  намного моложе, чем даже пять и десять лет назад. Рецептура такого омоложения «бегает пешком под стол» - это 5-летний Алешка и двухгодовалый Арсений. Очень даже не исключено, что со временем Алешка и Арсений пополнят ряды «защитников» и будут работать вместе с братом Андреем и сестрой Сашей, которые уже «прикипели» к предприятию. При этом, вполне возможно, мальчуганы окажутся в подчинении своих племянников – Дмитрия и Олега - детей Андрея и внуков Олега Моисеевича, которые сейчас делают свои первые взрослые шаги на поприще противопожарной защиты.

А «рецепт омоложения»  - радость отцовства в почтенных летах – «выписала» Олегу Моисеевичу Наташа – обворожительная женщина, наделенная бездной талантов и добродетелей. История любовных отношений этой блистательной пары заслуживает отдельного романа, и я нехотя ставлю точку в своей зарисовке, благодаря свою журналистскую профессию за возможность знакомства и дружбы с удивительными и прекрасными людьми.

 



Также Вашему вниманию журналистские зарисовки Security UA о "старожилах" украинского рынка безопасности:

Борисе Платкевиче, "Алтосан"

Александре Каптуре, ПКФ "Марс"

Евгении Фадееве, "Фирма "Рубеж"

Евгении Иванове, "Бастион-Киев"

Изменено 07.09.2011 08:35
Олександр Краснопьоров

Автор: Олександр Краснопьоров

a.kras@security-ua.com

Керівник інформаційно-видавничої групи «Сек’юріті ЮЕй»

Головний редактор журналу «Security UA»

Почесний член Української асоціації парламентських журналістів

У сфері інформаційного забезпечення української індустрії безпеки працює з 2002 року. За цей час набув собі репутацію незалежного журналіста і медіа-менеджера, який об’єктивно і всебічно висвітлює факти, проблеми і процеси, що відбуваються в індустрії та в країні.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить